ср
17
января
первая полоса
Бизнес нужен России, и его необходимо защищать
Сопредседатель «Деловой России» Сергей Недорослев рассказал об актуальных для бизнеса проблемах рынков труда и электроэнергии.
07 2014 13:40
Сергей Недорослев

— Государство слышит голос бизнес-сообщества и учитывает его мнение при принятии решений? Как в налаживании этих коммуникаций участвует «Деловая Россия»?

— Да, сегодня мы можем уверенно сказать: государство слышит нас, предпринимателей, а наше мнение реально учитывается при принятии решений. Процесс пошел! Позиция бизнес-сообщества «Деловая Россия» всегда внимательно рассматривалась властями, но только в последние годы она стала занимать свое место в государственной политике.

Не случайно своим указом о долгосрочной политике в мае 2012 года Президент России Владимир Путин юридически закрепил сразу несколько предложений делового сообщества. Прежде всего это меры по улучшению инвестиционного климата и задача организации 25 млн высокопроизводительных рабочих мест. Был создан совершенно новый механизм Национальной предпринимательской инициативы, разработаны и утверждены «дорожные карты», которые обязали структуры власти принимать меры по улучшению делового климата. И президент неоднократно подтверждал, что выполнение этих «карт» оценивается не на основе формальных критериев, а в первую очередь на основе оценки самого бизнеса — насколько деловая ситуация улучшается на самом деле.

Сейчас оценка инвестклимата распространяется и на уровень регионов — снова при самом активном участии «Деловой России». После многолетних усилий создан новый для России институт уполномоченного при президенте по защите прав предпринимателей. Это фундаментальное достижение: государство на законодательном уровне признало, что предприниматели России нужны и их необходимо защищать!

Первым омбудсменом назначен многолетний председатель «Деловой России» Борис Титов. Приняты многие законодательные инициативы предпринимателей — например, по гуманизации уголовного законодательства в экономической сфере. После долгой идейной борьбы подготовлен законопроект о промышленной политике, приняты многие улучшения в сфере налогов, проведении проверок и по многим другим вопросам. Все они и создают на практике тот самый деловой климат, который должен привлекать инвестиции в экономику, создавать новые рабочие места, увеличивать сбор налогов и образовывать базу для социальной политики государства.

По предложениям предпринимателей остановлены многие законодательные инициативы, которые могли бы затормозить экономическое развитие в угоду локальным ведомственным результатам. Теперь все законопроекты проходят общественную экспертизу с участием представителей бизнеса, власть постоянно получает обратную связь от предпринимателей. Нас приглашают в рабочие группы, общественные и экспертные советы, зовут на заседания правительственных комиссий по самым разным вопросам. Я, к примеру, совсем недавно возглавил Совет потребителей при госкорпорации по организации воздушного движения.

Другой сопредседатель нашей организации Антон Данилов-Данильян — экспертный совет по контрактным отношениям при Минэкономразвития. Еще один сопредседатель — Николай Левицкий вошел в рабочую группу по улучшению инвестиционной привлекательности и достижению рейтинговых показателей при Минрегионе. И таких примеров много.

Позиция предпринимательского сообщества учитывается еще на этапе разработки законопроектов. Совсем недавно Минэкономразвития включило все три предложения «Деловой России» в итоговый проект поправок к Налоговому кодексу. Конечно, позиция ведомств только начала меняться. И в ближайшие годы у нас еще очень много работы. С рядом ведомств остается некоторое недопонимание.

Например, уже полтора года мы совместно с другими бизнес-ассоциациями боремся с принятием так называемого пятого антимонопольного пакета, разработанного Федеральной антимонопольной службой. Пока безуспешно: ФАС идет на уступки по отдельным вопросам, но ключевые положения, против которых мы выступаем, сохраняются.

— Чем именно предложенный законопроект так не устраивает российский бизнес?

— Он расширяет полномочия ФАС, и без того избыточные! Количество дел, которые возбуждает эта служба, в десятки, сотни раз больше, чем в других странах. Вот пример: в 2012 году ФАС возбудила более 2,5 тысячи дел о злоупотреблении доминирующим положением. Для сравнения: в США в том же году было возбуждено всего 16 таких дел, в Италии — три, а в Великобритании — вообще одно.

Большинство антимонопольных дел возбуждается против малого бизнеса. Доходит до анекдотичных случаев. Например, не так давно ФАС признала монополистом индивидуального предпринимателя из Кирова Ольгу Метелеву, которая занималась продажей стойкой крем-краски для волос. Более того, ФАС выдала предписание ликвидировать ее ИП. Сейчас мы готовим обращение к Председателю Правительства РФ с просьбой разобраться в ситуации. Надеемся, что он встанет на нашу сторону.

— Как вы считаете, насколько эффективно в России действует механизм государственно-частного партнерства?

— Рынок ГЧП в России стал формироваться не так давно, но уже довольно успешно реализованы крупные ГЧП-проекты — такие, как форум АТЭС во Владивостоке и Олимпиада в Сочи. Ряд проектов реализуется сейчас, но в основном они касаются только транспорта и инфраструктурного строительства. Мы считаем, что механизмы ГЧП нужно применять гораздо шире — например, в строительстве доступного жилья, медицине и многих других областях. И мы надеемся, что с принятием долгожданного закона о ГЧП, который уже год буксует в Госдуме, у ГЧП в России откроется второе дыхание.

Нынешняя нормативная база, мягко говоря, несовершенна. К примеру, сейчас частный инвестор, заключая с государством соглашение о партнерстве, почти никак не защищен. Если договоренности по ГЧП не оформлены в долгосрочные обязательства, то при ухудшении конъюнктуры рынка или при смене чиновников, с которыми заключались эти договоренности, проект становится высокорискованным, на его развитие сложно получить кредиты.

Новый закон должен устранить эти пробелы. Конечно, пока в России чувствуется недостаток профессионалов, способных разрабатывать сложные многоуровневые ГЧП-схемы с участием большого количества заинтересованных сторон. Внутри «Деловой России» мы создали Центр практик ГЧП — площадку для сбора, обобщения, анализа и изучения лучшего опыта в этой области и тиражирования наиболее успешных проектов на территории России и стран СНГ.

— Какие мероприятия, направленные на защиту интересов участников бизнес-сообщества, проводит ваша организация?

— У нас активно проводятся различные круглые столы и заседания комитетов. По их итогам часто вырабатывается позиция организации по какому-либо актуальному вопросу — и в дальнейшем мы продвигаем ее на всех уровнях, в письмах и обращениях высшим чиновникам, на крупных конференциях, на своем сайте. Понятно, что, учитывая вес и авторитет «Деловой России», отстаивать свои интересы ее членам проще коллективно, чем поодиночке. Если же говорить о защите предпринимателей от неправомерного и несправедливого уголовного преследования, мы тоже активно ведем эту работу.

При «Деловой России» создан Центр общественных процедур «Бизнес против коррупции», его возглавляет сопредседатель нашей организации Андрей Назаров. Он работает в тесной связке с уполномоченным при Президенте России по защите прав предпринимателей Борисом Титовым. Они очень многое сделали для освобождения незаконно обвиненных предпринимателей и для экономической амнистии в России.

— Что необходимо для выстраивания в нашей стране треугольника развития бизнес — наука — государство? Какое звено пока слабее других?

— Я бы сказал, что слабее всего переходы между этими звеньями. Система отраслевой науки, которая существовала в советское время, развалена, а новой системы не создано. Потребность в НИОКР огромная, а малый и средний бизнес не может взять науку на себя. Нужен диалог и совместные решения государства, бизнеса и науки. На стыке этих сторон и система образования. К примеру, у нас до сих пор очень хорошее фундаментальное образование, но далеко не все выпускники вузов могут найти работу по специальности, потому что образовательные программы не вполне учитывают запросы бизнеса на специалистов. Нам катастрофически не хватает людей со средним профессиональным образованием. Высококвалифицированных токарей, сварщиков новые производства ищут по всей России.

Большая ошибка — пытаться из всех сделать великих ученых. Большинство людей уже вскоре после школы должно овладевать конкретной профессией: чинить телевизоры, устанавливать кондиционеры. И у государства, и у бизнеса есть огромный спрос на этих людей. Конечно, есть куда развиваться и бизнесу, особенно малому и среднему. И многое здесь зависит именно от государства. На мой взгляд, главными тормозами развития российского бизнеса являются чрезмерно жесткая монетарная политика (как следствие — отсутствие длинных и недорогих кредитов) и действующая налоговая система, дружественная к потребителям и недружественная к производителям. Все остальные угрозы — такие, как ослабление тарифной защиты внутреннего рынка после вступления в ВТО, несовершенная судебная система, — по сравнению с этими двумя второстепенны.

— Вы входите в совет потребителей по вопросам деятельности «Россетей». Какова ваша позиция по проблеме формирования и регулирования энерготарифов?

— Государство поставило задачу ограничить рост тарифов на электроэнергию уровнем инфляции. Но, несмотря на все принятые меры, стоимость электроэнергии продолжает расти в несколько раз быстрее инфляции. А это означает для бизнеса постоянный рост дополнительной нагрузки. Согласно опросу ВЦИОМ, проведенному в начале 2014 года по заказу бизнес-омбудсмена, 70% опрошенных владельцев и топ-менеджеров промышленных предприятий отметили рост отрицательного влияния на их бизнес цен на энергоресурсы. Этот рынок нужно полностью реформировать.

Сейчас цена за электроэнергию доводится до потребителя 15-го числа месяца, следующего за месяцем потребления электроэнергии. Это все равно, что взять в банке кредит, а проценты по нему узнать уже по окончании пользования кредитом — их будет устанавливать сам банк в зависимости от своего решения, по собственной норме прибыли, от общего баланса своих финансовых результатов по всем выданным кредитам, расчетам на межбанке, с регулятором. Согласитесь: звучит абсурдно.

Мы предлагаем создать концепцию формирования розничного рынка электроэнергии с большим количеством независимых энергосбытовых компаний; возможно, создать институт единого регулятора этого рынка (сейчас его регулируют ФАС, ФСТ, РЭКи, Совет рынка, Системный оператор) по аналогии с ЦБ. Упростить процедуру смены поставщика электроэнергии на розничных рынках и выход предприятий на оптовый рынок. Нужно кардинально упростить процесс ценообразования, сделать его максимально прозрачным. Вероятно, стоит вернуться к одноставочному тарифу, который действовал до 1 июня 2013 года. Вообще монополизм, и не только в сфере энергетики, — большая проблема нашей страны. Вы посмотрите: малые и средние промышленные предприниматели вынуждены покупать сырье за рубежом, потому что это дешевле и проще, чем у российских монополистов, чьи заводы находятся буквально под боком.

Просто маленький пример: «Башпласт» в Стерлитамаке закупает сырье в Китае, хотя в 5 км от них это же сырье производит предприятие «Башхима», а в 30 км — «Газпрома». И они не боятся потерять клиентов, потому что всегда смогут продать свою продукцию по госзаказу. Государство должно научиться регулировать и защищать современную рыночную экономику, вместо того чтобы придираться к малому и среднему бизнесу. По-настоящему поддерживать инвесторов и предпринимателей, которые создают реальные производства, внедряют новейшие и инновационные технологии. Поэтому голос и общественные усилия предпринимателей «Деловой России» сегодня еще очень нужны для того, чтобы экономика России вышла на курс уверенного роста, который мало зависел бы от международной сырьевой и политической конъюнктуры.

Материал предоставлен журналом «Экономика и ТЭК России».

Поделиться ссылкой в:
Facebook Мой мир на Мail.ru Одноклассники ВКонтакте Google Bookmarks Twitter
Версия для печатиВставить в блог

читайте также