пн
11
декабря
первая полоса
Денис Яковлев
“Мир равнодушен. Он скажет: “Да, прикольно, но…”. И все”
Партнер инвестиционного фонда TMT Investments Игорь Шойфот из Сан-Франциско рассказал о наиболее перспективных, с его точки зрения, технологических отраслях ближайшего будущего.
28 2017 11:34

Партнер инвестиционного фонда TMT Investments Игорь Шойфот из Сан-Франциско рассказал о Тургеневе и Толстом, о том, что не считает Дональда Трампа сумасшедшим политиком, особенностях российских и американских IT-стартапов и наиболее перспективных, с его точки зрения, технологических отраслях ближайшего будущего.

Родившись в Новокузнецке и пожив в маленьком городке на юге страны и в столице, Игорь почти четверть века назад уехал в Америку. Жил сначала в Нью-Йорке и Бостоне, сейчас — в Сан-Франциско.

Если верно: чтобы узнать, что такое технологические стартапы изнутри, нужно реализовать несколько неуспешный проектов, Игорь Шойфот все сделал правильно.

— Я построил кучу безуспешных стартапов и три успешных — на Microsoft TV под названием Epsylon Games, фотохостинг Fotki.com, где я был соучредителем, с посещаемостью 25 миллионов человек (Для 90-х годов это были внушительные показатели, — Ред.) и в 2004 году — компанию vInternship, — объясняет он.

Несмотря на плотный рабочий график — кроме бизнеса, историк по образованию Игорь Шойфот пятнадцать лет преподавал в Нью-Йоркском университете и университете Беркли — много для чего находит время.

— Я запоем читаю одновременно по две-три книжки практически каждый день, — рассказывает он.

— Ты не поверишь! «Отцы и дети» Тургенева, — отвечает Шойфот на вопрос о последней прочитанной книге. — Очень всем рекомендую точно так же, как и «Войну и мир». Я, наверно, кучу народу обижу, но «Анна Каренина» — это полная хрень, а «Война и мир» и «Воскресение» — гениальные вещи.

Литература — литературой, но мы как-то незаметно переходим к политике.

— Игорь, осенью прошлого года ты сказал: «От грядущего президента в экономике я жду принятия пакета всех законов, которые будут касаться новых технологий, которые уже приходят и которым нужно всячески помогать и не мешать». Ожидания оправдываются?

— Я — представитель Кремниевой долины, которому Трамп жутко против шерсти, так сказать. Но даже отъявленные критики Трампа среди людей очень глубоких и серьезных ожидали чего-то, хотя говорили: «Ну да, ребята, конечно, эта личность не вызывает у нас симпатий». Трамп — это то, что по-английски называется «wrecking ball» — такая здоровенная гиря, которой разбивают дома. Вот дома он разбивает, но что-то ничего не строит. Ничего конструктивного от Трампа я пока не вижу. Но я все равно думаю — нет худа без добра. На самом деле для меня Трамп важен тем, что он оживляет политическую жизнь. Инвестиционный климат с приходом Трампа в Америке не изменился, никаких жутких и страшных вещей не случилось, он все-таки — не сумасшедший, хотя американская либеральная пресса считает его клоуном. Существует некая преемственность и я не вижу никаких резких поворотов. До тех пор, пока не начнется какая-нибудь бомбежка Ирана или Северной Кореи, я думаю, все будет стабильно.

Игорь Шойфот:«Трамп — это то, что по-английски называется «wrecking ball» — такая здоровенная гиря, которой разбивают дома. Вот дома он разбивает, но что-то ничего не строит. Ничего конструктивного от Трампа я пока не вижу. Но я все равно думаю — нет худа без добра».

— Другими словами, на Кремниевую долину приход Трампа никак не повлиял?

— Конечно. Но Кремниевая долина — это совсем отдельный мир, точно так же как Голливуд — отдельный мир. Это совершенно другая планета, которая не подчиняется никаким правилам.

— Разница между американскими стартапами и стартапами, созданными выходцами из стран бывшего Советского Союза, очевидна хотя бы результативностью. Можно назвать ключевые отличия в американском и, условно говоря, «советском», подходах?

— На мой совершенно субъективный взгляд, одно из важнейших преимуществ русских, украинских или белорусских стартапов, — это то, что у многих мосты позади сожжены. Нужно рвать зубами и ночей не спать, не сдаваться и пахать. И не воспринимать «нет» как «нет». Это совершенно потрясающее качество. К удивлению не только моему, но и моих партнеров по фонду, русские, точнее, бывшие советские — они гораздо больше бойцы, чем американцы.

Опять же, уровень технических знаний у ребят, которые говорят по-русски, как минимум, не ниже. Он во многом глубже и серьезнее, чем американский. Наши ребята гораздо интенсивнее работают, быстро показывая очень крутой рост. А многие американцы воспитаны в гораздо более спокойной среде. Как правило, американские родители говорят: «So great, ну, принес „тройку“ из школы, ничего страшного». Американцы очень спокойно относятся к фейлам. Они вообще поспокойнее. Есть люди, которые пашут, но достаточно много и тех, кто говорит: «Так, шесть вечера, хватит. У меня дети подрастают, кошечка, собачка, хомячок, велосипедная прогулка» и так далее.

— Но успешных американских стартапов все же больше. Почему?

— Тут много причин. Во-первых, американцев с детства учат быть коммуникативными. Американцы, как ни грустно, в целом гораздо лучше умеют общаться: продавать, убеждать, делать презентации, строить команду, внутри нее сохранять более позитивные коммуникации. Общее ощущение — люди из бывшего Советского Союза сильнее в технологиях, люди из США сильнее в маркетинге, в продажах и так далее. Во-вторых, образование. В американском образовании — куча недостатков. Они связаны, например, с бюрократизацией. Но, несмотря на это, здесь очень давно, по крайней мере в ведущих университетах страны, существует очень четкое понимание того, для чего человек получает образование. Скажем, в Беркли тебя все время спрашивают: «Чувак, что тебе нужно? Что ты хочешь?». Потому что 17—18-летнему мальчику необходимо помогать. Он же взрослого мира не знает.

В университеты приходят люди из Google, из IBM, из стартапов и человек очень-очень рано начинает создавать из себя некую коммерческую ценность и начинает учиться себя продавать. Человек здесь, в Калифорнии особенно, рано начинает думать, кто и что он. Американцы очень быстро начинают прикидывать, как применить свои способности либо начинают думать о каком-то стартапе, который в большинстве случаев проваливается и разваливается и люди начинают искать работу. Здесь все очень-очень предпринимательское. А в другой части света есть ощущение, что в вузе тебе просто дадут все, что нужно, потому что там лучше знают. А ты потом — раз — и выходишь в мир.

В-третьих, успешный стартап — это продающий стартап. Стартап, состоящий из людей, которые умеют и, самое главное, любят продавать. Я говорю — продавать не только клиенту. Продавать идею своей команде, продавать своему PR-агентству, продавать прессе, продавать инвесторам. Не уметь этого делать — это самоубийство.

— Этому можно научиться?

— Довольно много успешных компаний типа Dropbox, Twitch, Twilio вышли из бизнес-инкубаторов. Инкубатор, конечно, сам по себе — не панацея, но мне кажется, что он очень важная часть экосистемы стартапов и если классных инкубаторов нет, то я не уверен, что регион или страна может построить что-то успешное. Я не думаю, что сам по себе бизнес у инкубаторов доходный, что парадоксально.

Приведу такую метафору: чтобы поймать рыбку, ее нужно прикармливать. Инкубатор — это такой прикорм рыбок. Ты ничего на этом не заработаешь, но ты найдешь каких-то интересных ребят. А для стартап-сообщества бизнес-инкубатор — это безумно важная штука, потому что люди приобретают огромное количество связей, недостающие им базовые способности в маркетинге, в работе с PR-агентствами и так далее. И еще один важный момент — команды находят себе какого-то недостающего мальчика или девочку.

Я — очень сильно за инкубаторы, хотя, к сожалению, многие из них — это полнейший bullshit. Но часть из них — это совершенно колоссальные ребята вроде 500 Startups.

— Другими словами, без внешней поддержки нельзя. А можно представить себе такую гипотетическую ситуацию: человек работает, добивается какого-то ощутимого результата — и тут все как в сказке — я утрирую, конечно, — приходит дядя-инвестор с кучей денег...

— Я думаю, что здесь есть только один особый случай: какое-то гениальное изобретение. Если люди изобретают что-то такое, то да, они могут сидеть себе спокойно и потом просто-напросто выйти в Twitter, Facebook или написать нескольким выдающимся людям — и все. Но вероятность этого невелика. Времена Теслы и Эдисона прошли.

Если ты, как здесь это называют, «heads down», «работаешь с опущенной головой», никуда не смотришь, сидишь и программируешь — ты себе отрезаешь кучу безумно важных для стартапа вещей. Ты лишается возможности построить команду, потому что эти люди просто так к тебе не придут, лишаешься возможности научиться, как я уже говорил, продавать себя... Инвесторы тоже в двери стучаться не будут. Мир равнодушен. Он скажет: «Да, прикольно, но...». И все. Есть исключения, когда heads down-подход работает — когда выпускаешь какую-то гениальную техническую штуку, которую мир разведывает сам. Но это редко...

— Игорь, ты можешь назвать отрасли, в которых в ближайшее время стоит ожидать каких-то прорывов для стартапов?

— Совершенно колоссальная возможность сейчас существуют на стыке оффлайн и онлайн. Я думаю, она очень долго будет существовать. Возможности есть в 3D-принтинге, причем это не печать ложечек и маечек, а несколько очень важных прорывных вещей, которые все очень ждут. Это сращивание технологий 3D-печати с какой-то отраслью — с медициной, с автомобильной промышленностью, с пищевой индустрией и так далее.

Дополненная реальность — это тоже ужасно интересная штука. Пока все, что я видел — это жалкие поделки. Но все изменится.

Очень интересные вещи будут происходить в e-commerce. Мы вложили средства в четыре стартапа в области e-commerce и из них два просто в космос улетают, один — очень успешен и один — достаточно успешен. Грядут изменения в такой области, как облачные вычисления. Казалось бы, столько лет это известно и все есть, но очень сильно там все будет меняться за счет того, что скорости связи будут увеличиваться, устройства становятся все мощнее и так далее.

В целом все, что касается робототехники и роботов тоже пойдет. Сейчас там пока еще 90-е годы. Будет много взлетов и падений, потому что те, кто кажутся сейчас классными, например, например, Boston Robotics, — это еще такая научная фантастика. Но прорыв-то будет не в этом. Скажем, это холодильник, соединенный с микроволновкой, с посудомойкой... Я сейчас фантазирую, конечно. Более приземленные вещи, более практические. Вот это изменит нашу жизнь... Как у Айзека Азимова.

Поделиться ссылкой в:
Facebook Мой мир на Мail.ru Одноклассники ВКонтакте Google Bookmarks Twitter
Версия для печатиВставить в блог

читайте также